Кто такая эта «гиперактивность»?

Кто такая эта «гиперактивность»? И что делать, если у Вас ребенок «не как у всех»

Во всем тексте я ставлю слово «гиперактивность» в кавычки, потому что чаще всего этот термин «приклеивают» на детей абсолютно здоровых, у которых нет и не было СДВГ.

СДВГ – синдром дефицита внимания и гиперактивности – официальный медицинский диагноз. Синонимы: гипердинамический синдром, гиперкинетическое расстройство, минимальная мозговая дисфункция (ММД, как синоним СДВГ используется редко). Почитать толковую информацию от медиков можно Форуме для общения врачей педиатров — СДВГ: общие вопросы.

Да и те детишки, кому этот диагноз ставят врачи – народ абсолютно не безнадежный. И одним этим диагнозом их уникальность описать нельзя.
Во время работы в школе психологом мне приходилось слышать почти от каждого из педагогов, что какой-то один (а чаще всего не один) ученик «гиперактивный, и надо бы с ним поработать». Но первыми о том, что у них, оказывается, гиперактивный ребенок, узнают родители маленького первоклассника. На их голову сваливается шквал неприятных новостей о ребенке: оказывается, он совершенно не способен подчиняться правилам, постоянно отвлекается, и, самое главное – «мешает всему классу учиться». Поэтому нужно срочно обратиться к врачу, психологу, и конечно, быть с ним построже, потому что «если он сейчас такой, то что будет дальше?» Никто, как правило, не договаривает, что же «будет дальше».

Но у каждой мамы и каждого папы в этот момент возникает своя картинка: его ребенок не может закончить школу, не поступает ни в один вуз, и в конце концов оказывается на улице. Или начинает бесконтрольно пить, или употреблять наркотики. Финал тот же. Или ввязывается в какую-то опасную авантюру, и зарабатывает неприятности, лишается всего и… так далее.
Надо сказать, детей, которых называют гиперактивными, часто действительно очень легко втянуть в разные шалости, они легко увлекаются, и слабо контролируют себя, им тяжело добиваться цели, если для этого нужно прилагать большие усилия, а результат не будет мгновенным. И взрослые вполне логично решают, что «если он сейчас такой (непоседливый, неусидчивый, отзывчивый на всякое хулиганство, и самое главное, двоечник), то дальше только хуже.

А кроме того, озвучивают эти картинки разные голоса, например их собственных родителей, которые всегда говорили, что «надо было лупить, а теперь вот что выросло, потом совсем на шею сядет». Воспитателей в детском саду, которые «сразу предупреждали, что в школе будут большие проблемы». Авторов всевозможных книг по педагогике и педиатров, у которых тоже была куча советов и про режим, и про школу. И эти картинки с голосами сеют в родителе огромную тревогу.

Наэлектризованные этой тревогой, родители принимают немедленное решение: «взять его, наконец, в ежовые рукавицы!» И начинают закручивать гайки. Везде. По всем направлениям. Ребенок лишается в один момент компьютера, телевизора, телефона, игровой приставки, сладостей, возможности отдыхать, как ему вздумается. Отныне он должен все свое время проводить за домашним заданием. А в выходные и каникулы читать художественную литературу, и не ту, что сам выбрал, а ту, что «положена».
В итоге ребенок, осваивающий сложный этап адаптации к школе, переживает сильнейший стресс еще и дома. А поведение его, тем временем, лучше не становится. И оценки тоже. А вот настроение и отношения с родителями с каждым днем ухудшаются. Атмосфера в семье все меньше похожа на здоровую… Учителя по-прежнему жалуются. А теперь еще и ребенок чаще болеет или слезно просит остаться дома, потому что в школу совсем не хочет. Так жизнь становится невыносимой – плохо всем.

И когда выносить все это изо дня в день уже невозможно, принимается следующее стратегическое решение. Обраться к профессионалам. Это, конечно, стыдоба, все равно, что расписаться в собственной педагогической несостоятельности. Но хотя бы есть надежда, что помогут, и весь этот кошмар кончится, все будет, наконец, «как у всех нормальных людей».

Семья идет к врачу. Как правило, к неврологу. Невролог ставит диагноз СДВГ. Или ММД – минимальная мозговая дисфункция. Или ПЭП – перинатальная энцефалопатия. Или пишет в карточке какую-то длинную максимально размытую фразу, которая может значить примерно: с нервной системой ребенка что-то не в порядке, но совсем слегка, лечения не требуется, а что именно это такое – неизвестно. Только, конечно, это написано грамотным медицинским языком. Родителю от этого ничего не становится яснее. Зато появляется надежда, а иногда даже уверенность: доктор знает, что говорит, медицина нам поможет.

Большая удача, если доктор находит хотя бы пару минут на объяснения. В большинстве случаев просто выписывает тенотен, магне б6, афобазол, глицин, фенибут, пантогам… может, есть еще пара-тройка других излюбленных средств. Ничего не помогает. Или: «сначала стало получше, а потом снова то же самое». Силы на исходе… Стресс зашкаливает. Вся семья уже изнемогает от борьбы с ребенком, родители уверены, что они никудышные воспитатели. А ребенок все больше убеждается, что он крайне «проблемный».

Итак, самое время сделать паузу и остановить эту пагубную воронку. Вдохнуть, выдохнуть… И искать выход. Для этого давайте вместе снова заглянем в школу. Несмотря на всеобщую уверенность, что «дальше только хуже», ни один учитель 7-11 классов не обращался с проблемой «гиперреактивности» ученика. Зато в один голос учителя жалуются на то, что дети совершенно не хотят учиться. И это правда. Перейдя в среднее звено, те самые любознательные непоседы часто превращаются с апатичных бедолаг. Потому что за время учебы в начальной школе никто и подумал замечать и хвалить его сообразительность, легкость на подъем, умение быстро реагировать, находчивость и смекалку, живость.
Но почти сразу заметили все трудности, недостатки и принялись с ними бороться. Самым «любимым» взрослым методом – замечать каждый промах и делать замечание или наказывать за него. А еще все привыкли, что «это же Гуськин, он гиперактивный, чего от него еще ждать, дай Бог на тройку наскребет».
Поэтому родителям Гуськина и всем папам и мамам «гиперактивных» важно постараться сохранить у ребенка желание учиться. Замечать то, что получается хорошо, особенно то, что получилось сегодня чуть-чуть лучше, чем вчера. Читать вместе и обсуждать интересные книги и удовольствием и интересом рассматривать окружающий мир: где обычно вьют гнезда грачи, почему утки прилетели раньше в этом году, как распускаются первые листья на деревьях и какого они цвета. В мире бездна вещей, которые мы привыкли не замечать, а между тем, именно такие вопросы «о том, что под ногами» учат ребенка думать и интересоваться. Учат задавать новые вопросы. Учат интересу к жизни. А именно это и есть двигатель любой учебы.
А еще имеет смысл:

  • постараться более отстраненно и критично слушать «страшилки» врачей, настойчиво расспрашивать, почему поставили именно этот диагноз, выписали именно это средство, есть ли еще какие-то, немедикаментозные способы, которые помогут в Вашей ситуации. Если врач доверия не вызывает, или разъяснения давать отказывается, лучше всего обратиться к другому специалисту, и сравнить «показания»;
  • поменьше слушать учителей, которые твердят Вам, что из ребенка ничего хорошего выйдет, и пресловутое: «дальше будет хуже». Как с ними быть – решать Вам. Можно пропускать эти тревожные пророчества мимо ушей (если у Вас достаточно крепкие нервы и хватает уверенности в собственной правоте). Можно дать понять учителю, что Вы с ним в корне не согласны. Можно попросить у него совета, как помочь своему ребенку – проявите неподдельную заинтересованность и рвение (это очень уважают учителя);
  • найти учителя (тренера, педагога какой-либо секции), который видит в Вашем ребенке способности, а может, и талант. Если в школе таких не оказывается, ищите в центрах досуга, центрах детского творчества, спортивных школах и так далее;
  • пропускать мимо ушей истории про примерных отличниц-пионерок-красавиц, которых ставят в пример на каждом родительском собрании, которым так любят хвастаться Ваши соседи, коллеги и знакомые и коллеги (и соседи, конечно) Вашей мамы. Вы ведь никогда не променяете своего лохматого с вечно оборванными карманами живчика на отличницу Катю с ровным пробором. Поэтому постарайтесь решить раз и навсегда, что никаких Кать для Вас отныне не существуют, по крайней мере, как ориентир. Кроме того, не забывайте, что цыплят по осени считают, и отличники далеко не всегда вырастают в успешных людей. Не только не все из них хорошо зарабатывают, но даже не все способны благополучно учиться в вузе;
  • и самое главное я оставила напоследок. Как бы сложно ни было преодолевать все препятствия в учебе — отбиваться от учителей, соседей, сто пятидесятый раз напоминать про сменку и мазать зеленкой вечно разбитые колени… Важнее всего сохранить отношения между вами. Потому что гораздо больше, чем таблица умножения для успешной и счастливой жизни каждому ребенку нужна уверенность в том, что его любят. И тогда, когда он схлопотал очередную двойку, и тогда, когда потерял уже третий комплект физкультурной формы. Потому что больше всего мы хотим счастья для наших детей. А родительская любовь и вера в ребенка переплавляются с такой мощный внутренний стрежень, который и помогает потом оправляться от неудач, идти вперед, когда нужно прикладывать большие усилия, относиться к себе и другим уважительно, любить, знать, чего ты хочешь и как будешь этого добиваться. А ведь именно это все гораздо больше, чем любые оценки, знания, почерк или техника чтения помогают нам быть счастливыми.

Хорошая книга на тему: Е. Мурашова «Дети-тюфяки и дети-катасрофы».

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *